[sticky post] опасная профессия
sasha_pensil
Ханжам и фарисеям

Улюлюкающим вслед художнику, посаженному под домашний арест, надсадно орущим: вор, пидарас, недоучка - надо же как-то оправдать эти крики. Нельзя же уж совсем обнажать свое жлобское мурло и просто вопить: "распни его!" "расстрелять как бешеную собаку!" Идеологическая прокладочка нужна-с, с эстетическим уклоном. Поэтому они обращаются, конечно, к истории национального театрального искусства. Вот у Серебренникова черте что - задницы, передницы, разврат и содом, все на потребу Западу - поэтому правильно - сажать, нечего тут! А вот раньше в прекрасном советском прошлом - процветало высокое театральное искусство, все было чинно-благородно. И сразу непременно три фамилии - Товстоногов, Эфрос, Любимов. Вот на кого надо равняться, вот те, кто создавал нетленку, высокие образцы сценического искусства...
...Как раз сегодня, в дебрях своего домашнего архива, наткнулся на газетную вырезку почти полувековой давности: "Классика остается классикой", "Литературная Россия" 2 февраля 1968 года), автор Николай Александрович Абалкин. Заместитель главного редактора главной газеты "Правда", один из главных партийных театральных погромщиков тех лет.
Главный посыл в заголовке. Классика - идол, классику не тронь! Не надо никакого, упаси бог, "формалистического оригинальничания", никаких "рецидивов дурной мейрхольдовщины", никакого "пересматривания того, что не нуждается ни в пересматривании, ни в переоценке". Но ведь пытаются же пересматривать и переоценивать! Вот к примеру, постановка "Доходного места" в Театре сатиры в постановке М. Захарова, который в этом спектакле "словечка в простоте не скажет", все "чтобы только поразить да удивить зрителя". Герои часто обращаются прямо в зал, для этого они (подумать только!) выходят "на специальную паркетную площадку на просцениуме", классический текст редактируется, действие "подтасовывается под ту или иную придуманную мизансцену"... Спектакль Марка Захарова был снят вскоре после премьеры.
Но "Доходное место" Захарова, по мнению Абалкина, это еще полбеды. А вот что уж совсем не лезет ни в какие ворота по части издевательств над классическим наследием - так это "Три сестры" А. Эфроса в Театре на Малой Бронной...
Эфроса в это время только что изгнали с поста главного режиссера Театра имени Ленинского комсомола и отправили очередным в Театр на Малой Бронной. А он не удосужился извлечь из этой отставки правильного урока и поставил "Трех сестер". Спектакль, который идеологических охранителей привел в бешенство. В постановке Эфроса нет "благородного нравственного пафоса", нет человека, в котором все должно быть прекрасно, есть только "безысходный пессимизм и мрачная бесперспективность жизни". Тузенбах - "недалекий пустоватый офицерик... дурашливый, фиглярствующий юнец", Ирина "изломанная, кривляющаяся, с непрестанным, глуповатым хихиканием". Но больше всего сурового критика возмутила в этом спектакле Наташа. "О фарсовой непристойности поведения Натальи Ивановны в начале второго акта и писать-то, пожалуй, неловко. И уж совсем неловко напоминать о том, как заставляет режиссер Наталью Ивановну выходить на авансцену и лихо задирать подол".
Ужас-то какой! В человеке должно быть все прекрасно, а она задирала подол! Вот где мог понабраться своих непристойностей режиссер Серебренников...
Надо ли говорить, что и "Три сестры" Эфроса прихлопнули, и статья Абалкина сыграла в этом запрете определенную роль. Следующая постановка - "Обольститель Колобашкин" Э. Радзинского - тоже была запрещена.
Плохим Захарову и Эфросу Абалкин противопоставляет хорошего Товстоногова. Вот кто бережно и правильно осваивает классику - поставил горьковских "Мещан". Правда, критик не упомянул, что за год до "Мещан" секретарь Ленинградского обкома КПСС тов. Толстиков фактически запретил уже доведенный до премьеры товстоноговский шедевр "Римскую комедию" Л. Зорина. Это была травма, которую выдающийся режиссер не сумел изжить до последних своих дней. А еще через несколько лет уже другой хозяин города Ленинграда - секретарь обкома тов. Романов - начал выживать Товстоногова из колыбели революции. В прессе появились тихие, но внятные покусывания увенчанного всеми мыслимыми советскими регалиями и званиями режиссера...
История бунта режиссера Юрия Любимова хорошо известна, многократно описана. После многочисленных запретов и цензурных урезаний, после закрытия двух спектаклей " "Владимир Высоцкий" и "Борис Годунов" Любимов отправился в Лондон, где ставил "Преступление и наказание". Во время репетиций дал интервью лондонской "Times", в котором "непатриотично" высказался о культурной политике СССР. После чего к нему явился сотрудник советского посольства и произнес сакраментальную фразу:"Преступление совершено, наказание последует!" И оно последовало. В 1984 году руководитель знаменитого Театра на Таганке, который 20 лет давал каждый спектакль при переполненном зале, выдающийся режиссер Юрий Любимов был лишен советского гражданства. Он писал в ту пору: "Вот и закончилась двадцатилетняя борьба с обалдевшим советским правительством».
Обалдевшее правительство, жестокая и мстительная власть в это время делает иезуитский ход - предлагает нелюбимому, опальному режиссеру Эфросу, у которого в тот момент возникает творческий и психологический кризис в Театре на Малой Бронной должность главного режиссера Театра на Таганке. И Анатолий Васильевич, мало задумываясь о том, с кем имеет дело, соглашается, рассчитывая, что совершает благородный поступок, заменяя изгнанного товарища по цеху и надеясь, что сможет вновь увлечь публику высоким искусством, противопоставив его мелким страстям. Но вышло иначе. В Театре на Таганке начался разлад, чуть ли военные действия, труппу лихорадило. Спектакли, поставленные Эфросом вызывали интерес, но не достигали того невероятного волшебного художественного уровня, каким отличались его работы времен Ленкома и Театра на Малой Бронной.
Потом в стране начались перемены. Появилась возможность возвращения Любимова. Вокруг Эфроса нарастало отрицательное электрическое поле. Больное сердце не выдержало. Инфаркт, смерть в 62 года...
К перечисленным можно добавить расстрел Всеволода Мейерхольда организованное убийство Соломона Михоэлса, арест и заключение Алексея Дикого, Шельмование Александра Таирова, Николая Акимова, Петра Фоменко... Это матрица. Режиссер в России - опасная, иногда даже смертельная профессия.

Фото, опубликованные Александром Уресом
sasha_pensil
Фото, опубликованные Александром Уресом

Posted by Александр Урес on 16 сен 2017, 10:18


Игра на понижение: что привело к скандалу с «Матильдой»
sasha_pensil
Игра на понижение: что привело к скандалу с «Матильдой»

Управляемый процесс перестройки культуры под «традиционные ценности» в какой-то момент начал выходить из-под контроля

Posted by Александр Урес on 15 сен 2017, 20:16


Выставка Луиз Буржуа
sasha_pensil
"Одинокий бегун на длинную дистанцию"
Так она, Луиз Буржуа, выдающийся скульптор, график, концептуалист, философ, феминистка, охарактеризовала себя сама. И эта дистанция оказалась по-настоящему длинной - практически весь ХХ век и даже первое десятилетие нового ХХ1. Родилась в 1911, умерла в 2010 году, прожила 98 лет. Удивительная судьба, удивительная натура, хотя прошлый век дал человечеству немало образцов ярких судеб и необыкновенных личностей, но Луиз Буржуа одна из первых в этом ряду.
Мощнейшее влияние на все ее творчество оказало детство и семейные отношения в родительском доме. Маленькая Луиз стала свидетельницей измены отца с гувернанткой , жившей в их доме. Разумеется, это была не единственная причина домашнего неблагополучия, которое сложным путем стимулировало невероятно бурную творческую деятельность. В ее искусстве отразились многие эмоциональные раны, страхи, предубеждения и психологические комплексы, возникшие в израненном детском сознании.
1932 году Луиз начинает учиться в Сорбонне на факультете математики. Но через три года изобразительное искусство властно притянуло ее к себе. Буржуа изучает азы живописи в нескольких художественных школах, ассистирует знаменитому Фернану Леже, параллельно увлекаясь левыми идеями, конструктивизмом и сюрреализмом. Интерес к коммунистическому переустройству мира был настолько силён, что молодая художница в 30-е годы дважды посещает Москву.
Но вскоре Луиз Буржуа довольно далеко отошла от коммунизма. Вышла замуж за американского искусствоведа Роберта Голдуотера и вместе с мужем поселилась в Нью-Йорке. Там в Америке она и начала серьезно заниматься скульптурой. 50-е и 60-е годы Луиз трудиться взахлеб, экспериментируя, пробуя работать с различными материалами. Ее интенсивную творческую деятельность не остановила даже смерть любимого мужа, с которым она прожила более тридцати лет. Она не опустила рук, скорее наоборот, продолжила трудиться с еще большим азартом.
"Поразительно - отмечают искусствоведы - но в буквальном смысле душераздирающее творческое наследие Буржуа совершенно не отражает реалий ее взрослой жизни: никаких трагедий и потрясений в сознательном возрасте с Луизой не произошло, но всю свою долгую жизнь она продолжала прилежно пестовать кошмары и травмы своего детства." И эти совсем не благостные впечатления начальной поры жизни, выраженные в ее творчестве, стали постепенно находить отклик у широкой публики.
Первая выставка Буржуа состоялась в 1949 году, а настоящее признание и даже бум вокруг ее творчества начался только в 80-х годах прошлого века. Ее экзистенциализм и феминизм притягивали знатоков, молодых художников покоряла творческая независимость и чувствительность к социальным вопросам. И всех вместе продолжает поражать казалось бы невозможное совмещение самых разнообразных форм и художественных направлений ХХ столетия. В ее творчестве сошлись кубизм, футуризм, сюрреализм, конструктивизм, абстракционизм и концептуализм. И все "измы" воплощались в не менее разнообразных материалах: дереве, гипсе, латексе, мраморе, бронзе. И все это было подчинено отражению сложнейших тем детских и не детских переживаний: материнство, смерть, ненависть, неравенство мужчин и женщин вместе с какими-то глубоко личными, сокровенными эмоциями. Искусствоведы долгое время не могли дать общее определение творчеству Луиз Буржуа. Наконец слово было найдено - ее творчество назвали "энциклопедией современного искусства".
Удивляет и еще одно обстоятельство, о котором сама художница говорила так: «Мои эмоции несоразмерны моим физическим габаритам. Не сами эмоции, а их сила — она просто непереносима для меня. Поэтому я отдаю их энергию скульптурам». Вот уж истинно, смотря на фотографии этой пожилой, худощавой, миловидной леди, никак не скажешь, что это автор масштабных, суперсовременных, насыщенных трагическими переживаниями работ, цены на которые после смерти Буржуа выросли в несколько раз. В 2006 году одна из ее самых знаменитых работ - «Паучиха» была продана за 4 миллиона на аукционе Christie’s в Лондоне. После смерти автора цена на это произведение росла год от года и, наконец, в 2015 году "Паучиха" преодолела рубеж в 28 миллионов долларов.
В начале ХХ1 века выставки обширного наследия Луиз Буржуа происходили в разных, в основном столичных, уголках мира. Сегодня одна из частей "энциклопедии современного искусства" обосновалась в тель-авивском Музее изобразительных искусств. Она называется «Двое» («Twosome»). Выставка открылась в конце прошлой недели и продлиться до 18 января 2018 года, она представляет "более 50 работ Буржуа – в основном скульптуры, монументальные и небольшие; работы по текстилю и рисунки, включая ее канонические работы – стальную «Пара пауков» 2003 года, провокативную скульптуру «Детство» («Filette») 1986 года – изображение не нежного ребенка, а фаллоса (хрупкая, уязвимая мужественность – считают искусствоведы); и «Опасный переход» — Passage Dangereux 1977 года – самая крупная и важная работа серии «Клетки»: пространство, разгороженное на комнаты-клетки-ячейки, в каждой из которых помещен предмет-образ, символизирующий жизнь дома."
Тем, кому, как и мне, искусство Луиз Буржуа было мало или вовсе неизвестно, безусловно стоит увидеть эту экспозицию. Она может вызвать отторжение, восхищение, неприятие, размышления, но вряд ли оставит вас равнодушными. А это и есть основная функция настоящего искусства - разбередить, разволновать, возмутить спокойствие...

Даты экскурсий на русском языке и дополнительных демонстраций фильма «Луиз Буржуа: паук, любовница и мандарин» будут опубликованы на сайте музея и на странице фейсбука — https://www.facebook.com/tamuseum

Дополнительная информация и билеты: www.tamuseum.org.il, http://www.bourgeois—tamuseum.org.il/, http://www.bourgeois—tamuseum.org.il/events/, тел. 03-6077020

Все иллюстрации предоставлены пресс-службой Тель-Авивского музея







(no subject)
sasha_pensil
Прага 68


Приятель студенческой юности Марк Копелев написал в ФБ:
"49 лет назад советские танки вошли в Прагу. Для нас это был шок. Когда я говорю "для нас" я имею в виду себя, моих друзей и многих других моих здравомыслящих соотечественников, которых тогда, как мне кажется, было значительно больше, чем сейчас.."
Марк, не буду спорить, просто опишу свои впечатления от того же события. Я тогда только что окончил нашу благословенную альма-матер. И начал работать на Студии научно-популярных фильмов. В тот самый день, когда произошел ввод советских войск в Прагу, пришел на работу и сидел в курилке, где собралось несколько человек. Я был в таком же шоке, как и ты, наивно полагая, что приблизительно так же переживают происшедшее все, во всяком случае, интеллигентные люди. Заговорили о Праге и один из молодых операторов, чуть старше меня, с которым мы до этого болтали о том, о сем и я был уверен, что мы с ним одной, так сказать, крови, сказал, тяжело вздохнув: "Да... как жалко наших ребят..." ( Пропаганда в ту пору вещала, что разъяренные, оболваненные западной пропагандой граждане Чехословакии нападают на наших солдат). Потрясенный я посмотрел на говорившего, надеясь, что может быть он так неудачно шутит. Но он сокрушенно покачал головой и я понял, что никаких шуток - он так думает... Мой дядя, тоже кинематографист, старый ленфильмовец, очень интеллигентный, добрейший человек, кричал мне, когда я сказал, что ввод танков в Прагу - преступление: "Ты не понимаешь, ты не воевал! Если бы мы туда не вошли, там уже были войска Западной Германии, немцы!" (Ничего не напоминает, Марик?)... Я видел в ту пору как рушились давние дружеские связи из-за конфликта на почве чехословацких событий. Просто тогда не было соцсетей, а газеты и ТВ об этом не рассказывали... Не было тогда больше здравомыслящих, чем нынче, не было! И в 1917 году не было. Соотношение "красных и белых", тогда и сейчас, меняется только на уровне статистической погрешности, увы. Понимаю, что это дилетантские рассуждения, но так это ощущалось тогда и так понимаю сегодня....

(no subject)
sasha_pensil
БОЖЕСТВЕННЫЙ ЗАПОВЕДНИК





Будь моя воля, я бы постарался сделать так, чтоб распространить по всей Земле как можно больше заповедников, музеев, всяких там спортивных сооружений и культурных центров. И тем самым спасти неразумное человечество от удушья городов-мегаполисов, от ожирения и преждевременных инфарктов-инсультов, от серости, если не кромешной тьмы, в мозгах.
Заповедники и музеи не самые прибыльные заведения. Напротив, на их содержание и развитие надо постоянно тратить немалые средства. И хорошо, если государство понимает, что траты эти необходимы, что, не принося сиюминутных выгод, культурные предприятия дают долговременный эффект, исчисляемый не в долларах, а в росте патриотизма и экологической грамотности, расширении кругозора и накоплении интеллектуального потенциала.
К счастью, в Израиле всё это осознают. Маленькая страна вмещает в себя изрядное количество самых разнообразных природных заповедников, музеев и прочих учреждений культуры.
...Заповедник «Неот Кдумим» один из них. Необычайно интересен тем, что совмещает в себе природный заповедник и музей под открытым небом на большой территории – 250 гектаров. Как правило, такие явления как «Неот Кдумим» рождаются только благодаря подвижнической воле и труду энтузиастов. Нет, конечно, государство выделило эти самые гектары и деньги на содержание. Но в таких случаях все-таки роль личности, в данном случае личностей - супружеской пары - трудно, как говорится, переоценить.
...Его звали Эфраим Реувени. Он родился на Украине. И был совершенным, как говорят нынче, ботаником. В полном смысле слова. Питал страсть ко всем растущим на Земле созданиям. Совсем молодым уехал во Францию и начал там изучать ботанику в университете. Потом совершенствовался в Лозанне и в Праге. После чего на Украину уже не вернулся, а отправился в Палестину, чтобы преподавать на земле предков свою любимую ботанику. И там встретил Хану, тоже души не чаявшую в растительном мире.
Они были, конечно, счастливой парой. Любовь друг к другу сплелась у них с любовью к невероятному растительному миру Земли Обетованной. И эти два сильнейших чувства направили их по трудному, но счастливому пути познания. Их транспортом стала лошадь, запряженная в телегу, а объектом исследования вся страна. Они по многу раз объездили весь Израиль, неутомимо собирая, классифицируя, наблюдая флору древней земли. И, что самое основное, сверяли свои находки с описанием растений в древних священных книгах – прежде всего, в Торе.
Поначалу Эфраим и Хана ставили себе три цели: напечатать ботаническую энциклопедию Израиля, создать музей растений, упоминающихся в священных книгах и разбить ботанический сад. Но чем глубже они погружались в работу, тем более грандиозная картина библейской флоры разворачивалась перед ними. И постепенно три цели слились в одну – необходимо создать заповедник по возможности всех растений древнееврейской земли. Это будет и музей, и энциклопедия, и ботанический сад под открытым небом! А еще школа, в которой всех учеников - и взрослых и детей - будут окружать естественные наглядные пособия. И изучение Торы превратиться в увлекательнейший процесс познания.
Правда, при жизни четы Реувени их мечта не успела осуществиться. Дело родителей подхватил их сын. Он сумел добиться поддержки главы правительства Давида Бен-Гуриона, по распоряжению которого был выделен большой участок земли и началась работа по созданию заповедника. И опять почти на голом энтузиазме Нога Реувени с группой волонтеров создал заповедник «Неот Кдумим».
...Мне повезло попасть в это изумительное место с группой русскоязычных журналистов Израиля. Первое везение, сразу же вызывающее счастливый вздох, как только вылезаешь из автобуса – это, конечно, атмосфера, «благорастворение воздухов». Уж на что в Израиле, где почти нет металлургических заводов и огромных химических комбинатов, хорошо с проблемой чистоты воздуха. Но в «Неот Кдумим» понимаешь чем мы дышим обычно и чем надо бы дышать человечеству. Этот воздух хочется глотать большими порциями и желательно про запас.
Второе везение – тоже природное. В день нашего посещения шел дождь – редкое явление в мае. Но после дождевая свежесть опять же наполняла грудь бодростью и ощущением полноты жизни. Кроме того, дождь не мешал знакомству с заповедником, потому что администрация «Неот Кдумим» любезно предоставило всем зонтики и плащи.
Третье везение – как говорится, человеческий фактор. Таковым явилась Сарале Орен, доктор наук, серьезный ученый и в то же время необыкновенно артистичный, темпераментный и выразительный наш экскурсовод.
И последнее и, может быть, главное везение – это возможность устранения, как теперь говорят, когнитивного диссонанса. Еще много десятилетий назад на доисторической родине часто становилось досадно от своей ботанической неграмотности. Ну, дуб от березы или ольхи и подорожник - спасение от детских ссадин – от осоки отличить мог. Но дальше – стоп. Как выглядят жимолость, боярышник или сурепка – так и до сих пор плохо себе представляю. Читал классиков – Тургенева, Паустовского, Пришвина – и становилось как-то стыдновато, ну почему они знают и прекрасно могут описать десятки растений, а я и о сотой доле не имею понятия...
А тут в «Неот Кдумим» сотни растений в натуральном, так сказать, виде – ходи, смотри, запоминай. Вот ладанник, вот сикомор ( та самая египетская смоковница), вот восемь видов шалфея, олеандр, спаржа, тамариск... Какое раздолье для более или менее любопытного человека.
Вернувшись домой, бросился к книжной полке, взял Тору и начал читать. Как будто в первый раз, совсем другими глазами, потому что в соответствующих местах всплывали пейзажи «Неот Кдумим». Это дорогого стоит!
Прибавьте к этому продемонстрированные нам на аутентичных орудиях процессы сбора и обработки урожая, устройство для сбора дождевой воды и даже прибор для чеканки древних монет. Масса увлекательного!
Подытоживая. В «Неот Кдумим» можно отправиться, конечно, с детьми, с гостями из любой точки света. Особенно с теми, кто уже побывал в основных туристических точках, но стремиться узнать еще что-то об этой удивительной стране. Они получат незабываемые впечатления. Ну и самим стоит время от времени посещать это славное место. Чтоб не терять связи с «почвой и судьбой» своего народа...
Важно еще, что ехать недалеко. По сути дела 20 минут от аэропорта Бен Гурион, между Тель-Авивом и Иерусалимом. Можно заказать экскурсию. По-русски телефон 08-977-0784. Есть и сайт : www.neot-kedumim.org.il
DSC_0012
DSC_0008
DSC_0028
DSC_0034
DSC_0042
DSC_0046
DSC_0051
DSC_0055
DSC_0061
DSC_0062
DSC_0079
DSC_0087
DSC_0085
DSC_0104
DSC_0106
DSC_0108
DSC_0109
DSC_0113
DSC_0115

(no subject)
sasha_pensil



ОБ ОДНОЙ ЦИТАТЕ ИЗ ДОСТОЕВСКОГО

Уже почти неделю гуляет по просторам ФБ и интернета пространная цитата из «Дневника писателя» Ф.М. Достоевского от сентября-декабря 1877 года. Начинается цитата со слов:
«...по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!»
Далее Ф.М. предсказывает, что эти самые славянские племена побегут, толкаясь локтями и наступая друг другу на ноги, в эту самую Европу и будут, жаловаться ей на Россию. И так продлится чуть ли не целый век. А потом...
«Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство...".

На этом цитата обрывается. После чего в комментариях патриотически настроенные дамы, бросая в сетевой воздух чепчики, с придыханием возглашают: гений... провидец... он предсказал Майдан. А патриотические мужчины, поигрывая желваками и мускулами, кивают верноподданными головами. И вправду, в этой цитате много сегодняшних, как говорили в советское время, аллюзий. Что ж, действительно, бесспорно и гений, и провидец, всему миру это известно. Жаль только, что, как это часто бывает при ангажированном цитировании, нам не дали возможности познакомится с тем, что говорит великий писатель дальше.
А дальше речь идет о том, что России ни коем случае не следует суетиться, надо относиться к этим славянским племенам как к неразумным детям, которые в силу своей дурости и невоспитанности, пытаются сбежать от своей доброй и справедливой мамаши. При этом Ф.М. предостерегает: « ... у России, как нам всем известно, и мысли не будет, и быть не должно никогда, чтобы расширить насчет славян свою территорию, присоединить их к себе политически, наделать из их земель губерний и проч.» Однако: «Все славяне подозревают Россию в этом стремлении даже теперь, равно как и вся Европа, и будут подозревать еще сто лет вперед». Вот какие несправедливости, по мнению Ф.М., творились и будут твориться на свете. И поэтому: «России надолго достанется тоска и забота мирить их (славянские племена – А.У.), вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае (подчеркивание мое – А.У.)»
Мирить и вразумлять, потому что : « ... еще целый век, России вовсе нечего будет брать у славян ни из идей их, ни из литературы, и чтоб учить нас, все они страшно не доросли». Зря патриоты этого не цитируют. Любимая же мысль – интернет сотрясается от ржания русских «патриотов» над хитростью, неотесанностью, тупостью и салолюбием украинцев. Мало того, «весь этот век, может быть, придется России бороться с ограниченностью и упорством славян, с их дурными привычками, с их несомненной и близкой изменой славянству ради европейских форм политического и социального устройства, на которые они жадно накинутся... И славянского единения в братстве и согласии они не поймут тоже очень долго...»
И вот тут Достоевский задается несколькими главными вопросами: «В чем же тут выгода России, из-за чего Россия билась за них сто лет, жертвовала кровью своею, силами, деньгами? Неужто из-за того, чтоб пожать столько маленькой, смешной, ненависти и неблагодарности?... Опять-таки скажут: для чего это всё, наконец, и зачем брать России на себя такую заботу?»
И вот ответ. «Для того, чтоб жить высшею жизнью, великою жизнью, светить миру великой, бескорыстной и чистой идеей, воплотить и создать в конце концов великий и мощный организм братского союза племен, создать этот организм не политическим насилием, не мечом, а убеждением, примером, любовью, бескорыстием, светом; вознести наконец всех малых сих до себя и до понятия ими материнского ее призвания - вот цель России, вот и выгоды ее, если хотите... Выше таких целей не бывает никаких на свете. Стало быть, и "выгоднее" ничего не может быть для России, как иметь всегда перед собой эти цели, всё более и более уяснять их себе и всё более и более возвышаться духом в этой вечной, неустанной и доблестной работе своей для человечества».
Ответ Достоевского ясный, прямой, высоко духовный, дошедший до нас через почти полтора века. Он так и говорил, что примерно через сто лет Россия будет готова к осуществлению этих высоких целей. И как тут уйти от вопроса нынешнего дня: насколько сегодняшняя Россия хоть в какой-то, хоть в самой малой степени соответствует целям, поставленным великим писателем? Где это бескорыстие страны с ее нефтегазовым шантажом? Где достоинство державы, возглавляемой членами кооператива «Озеро», с их бескорыстием, любовью, убеждением малых сих? Где вдохновляющий пример для славянских народов от государства, в котором падают самолеты, тонут корабли, горят больницы, бесчинствуют судьи, ни в грош не ставится человеческая жизнь, воруют и лгут, лгут и воруют...?

(no subject)
sasha_pensil
НА «ГРАФСКИХ» РАЗВАЛИНАХ.


Сначала в квартире был косметический ремонт. После которого последовала ротация домашнего скарба. Очередной чистке подверглась и домашняя библиотека. Приходилось быть безжалостным. Девать некуда: книжные магазины не берут, библиотеки тоже, они уже давно практикуют чистку собственных фондов и раздачу бесплатно в частные руки – только возьмите. Поэтому путь один – помойка. Стараюсь, правда, не в контейнер, а стопочкой положить на землю рядом. Вдруг какой сердобольный человек или бомж поднимет, полистает, взвесит на ладони, зажмет под мышкой и... Понимаю, что ничего этого не будет, но так легче расстаться с ними, с друзьями по пушкинскому определению.
Read more...Collapse )
Но вот уже три дня не могу решиться... Двухтомник. Темно-зеленый твердый переплет. Но все уже развалилось. Корешки давно держаться на честном слове, точнее, на прозрачном отклеивающемся скотче, которым сам когда-то и постарался удержать два увесистых кирпича от полной гибели всерьез. Но это помогло только на время. Сейчас уже обнажилось все книжное исподнее - пожелтевшая марля, тоненькие тетрадки, облитые бурым клеем и прошитые нитками. Надпись на корешке уже почти не читаема. Ни форзаца, ни фронтисписа, ни титульного листа давно нет. Открываешь и сразу упираешься – «Часть первая. 1. Марсель. Прибытие». Только на обложке еще сохранилось тиснение – «Александр Дюма. Граф Монте-Кристо».
Второму тому повезло больше. Там титульный лист сохранился. На нем сообщается, что роман издан в 1955 году Гослитиздатом. Мне в это время 8 лет. Но я помню эти два тогда совсем новенькие с иголочки красавца тома, мерцавшие своими темно-зелеными корешками. Полагаю, что маму, работавшую в этом самом Гослитиздате корректором, премировали «Графом» по итогам года. Представляю, какой это был дефицит. Особенно в Ленинграде, где многие домашние библиотеки, и наша в том числе, пошли на растопку буржуек в блокадные годы.
Кроме того, на титульном листе написано, что это перевод с французского. Имени переводчика нет. Оказывается, так поступали в 50-х годах, если печатали старый еще дореволюционный перевод. Много лет спустя имена переводчиков, никому не известных Л. Олавской и В. Строева, были восстановлены. И хотя перевод считается плоховатым, он живет до сих пор. Это и понятно. Какой издатель будет заказывать и платить за новый, пусть и блестящий, перевод тысячи с лишним страниц, если и старый идет нарасхват.
Тогда, в 1955-ом, «Графа», наверняка, если не прочли заново, то уж во всяком случае пролистали любимые страницы, мои родители. Следующим был я. Все пошло традиционно... С утра до вечера, не отрываясь даже в школе на уроках под партой, а потом под строгие покрикивания старших: «Хватит читать – пора спать!», ночью под одеялом с фонариком с бьющимся сердцем и общим восторгом. Потом «Граф» тайно обошел нескольких особо доверенных друзей и одноклассников. Тайно, потому что выносить «Графа» из дома категорически запрещалось. Но как можно удержать в себе и не поделиться этим сокровищем, этим упоительным гимном любви и мести. И то, что «Граф» каждый раз тихо на цыпочках возвращался на свое полочное место, являлось, конечно же, необъяснимым чудом.
«Графская» эстафета от меня перешла через несколько лет к младшей сестре. И все повторилось: с утра до вечера... ночной фонарик... сердцебиение... восторг. Стало быть, три поколения держали в руках и испытывали счастье от этих темно-зеленых томов. И как теперь на помойку?!
Вроде никак. Но ведь рядом на полке стоит другой экземпляр и тоже своего рода раритет.
Этот помладше, вышел через 22 года, в 1977 году. До этого Дюма по-русски выходил еле-еле, по одной-две книги в год. И то сказать – мелкобуржуазный, мещанский вкус этот Дюма. А в 1977-ом как прорвало – 102 названия. Про мелкобуржуазный вкус забыли, пошли, как говорилось в те времена, навстречу пожеланиям трудящихся.
Первый том в светло-серой, унылой обложке, которую несколько оживляет графический рисунок, изображающий в советской романтической манере Эдмона Дантеса, Мерседес и злодеев-заговорщиков. Тут сохранились и титульный лист, и фронтиспис, и форзац. Выпущено в свет московским издательством «Художественная литература». Это новое название того же Гослитиздата. Тот же и перевод, старый, дореволюционный, и опять без имен переводчиков. Новшество в этом издании только одно. На задней стороне титульного листа текст:
«Уважаемые товарищи! Чтобы сохранить лесные богатства нашей страны, с 1974 года организован сбор макулатуры в обмен на художественную литературу, для чего расширен выпуск книг отечественных и зарубежных авторов.
Сбор и сдача вторичного бумажного сырья – важное государственное дело. Ведь 60 кг макулатуры сохраняет от вырубки одно дерево, которое вырастает в течение 50-80 лет».
Тираж этого экологически и идеологически образцового издания совершенно с нынешней точки зрения аховый – 1 миллион экземпляров!
О, эта легендарная программа сдачи макулатуры в обмен на Дюма и другие вожделенные книги, которых просто так приобрести было невозможно!

Так вот это издание 3 года назад было предоставлено моей 15-летней дочери для первого прочтения. Зная о трудных взаимоотношениях современного поколения с чтением классики, я сначала предложил как бы более легких и приключенческих «Трех мушкетеров». Были со скрипом и под нажимом прочитаны 50 страниц, и последовал отказ. Расстроившись, сначала не стал «Графа Монте-Кристо» предлагать вовсе. Пусть смотрит свои аниме и слушает эту осатанелую музыку! Потом все же решился - ну отбросит, что ж поделаешь. И – о чудо! – все повторилось. В три дня без перерыва, ночью с фонариком, горящие глаза, восторг... Ай да Дюма!

Ну и теперь скажите мне, какой их двух экземпляров казнить, какой помиловать?

?

Log in

No account? Create an account